Новоафонская пещера

В 1961 году отважный житель города Новый Афон Гиви Смыр впервые спустился в «Бездонную яму». Так началось освоение и исследование этого уникально природного памятника, которое длится до сих пор. По результатам исследований было принято решение благоустроить пещеру, чтобы ее удивительная и загадочна красота стала доступна всем людям. Для этой цели у подножия Иверской горы был прорыт искусственный тоннель, соединяющий подземное царство с внешним миром. Подземные вагончики, напоминающие вагоны метро, рассчитаны на 90 мест. Эти уникальные, не имеющие аналогов в мире пещерные электропоезда под названием «Турист» были спроектированы в проектном институте угольной промышленности и специально созданы на Рижском вагоностроительном заводе. Они доставят вас к искусственно созданному входу в первый подземный пещерный зал – Абхазия (Анакопия), откуда бетонные дорожки (общая длина их составляет порядка 1.5 километров) проведут вас через все залы новоафонской пещеры. Для удобства туристов построены также специальные смотровые площадки, мостики, эстакады, пандусы и лестницы. В пещеру проведено искусственное освещение. В пещере существуют следующие залы — «Анакопия», достопримечательностью которого является озеро «Анатолия», зал «Спелеологов», зал «Оленя», зал «Нарта», а в нем «Безымянное» озеро; Кораллитовая галерея с расположенными в ней залом «Хризантем», «Гипсовым» гротом и галереей «Каменных цветов»; зал «Апхерца», галерея «Аюхаа», зал «Апсны», «Геликтитовый» зал, к которому также примыкает грот «Гуров»; зал «Москва», зал «Гиви Смыр». Из них для посещения открыты залы «Анакопия», «Спелеологов», «Натра», «Оленя», «Апсны», а также «Кораллитовая» галерея, галерея «Апхерца» и «Аюхаа». В «Геликтитовом» зале поводятся научные исследования, а зал «Москва», благодаря своим специфическим особенностям, время от времени становится концертным залом. Специально созданные искусственные входы в пещеру существенно облегчили жизнь любителям природы. Сегодня в ней 4 выхода – три искусственных и лишь один естественный. Располагается он в потолке зала «Анакопия». Именно здесь спелеологи впервые и ступили на дно пещеры. На поверхности отверстие представляет собой глубокую расщелину, выходящую в окрестностях села Эшера. Три других выхода были созданы для удобства туристов путем подрыва горных пород. Выходы расположены у залов «Анакопия» и «Апсны». Оба они привязаны к подземной железной дороге. Что касается третьего искусственного выхода, то он создан для отвода вод из пещеры. Расположен он в зале «Исчезающего озера» (составная часть зала «Спелеологов»). Ну а начинается увлекательное путешествие в подземное царство у ворот стройного, светлого здания, расположенного у подножия Иверской горы. В украшенном мозаикой, различными витражами и чеканкой вестибюле здания можно приобрести входные билеты, право на фото- и видеосъемку и различные местные сувениры. Помещение напоминает станцию метро. По сути, таковой оно и является. Сочетание гранита и мрамора, цветных панно, выполненных по мотивам мифологических сюжетов, настраивают посетителей на посещение настоящей подземной сказки. Прежде чем заглянуть в удивительные залы подземного дворца, давайте посмотрим толковый словарь и выясним значение нескольких терминов. сталагмиты (греч. Капля) — натёчные минеральные образования (большей частью известковые, реже гипсовые, соляные), растущие в виде конусов, столбов со дна пещер и других подземных карстовых полостей навстречу сталактитам и нередко сливающиеся с ними, образуя сталагнат; сталактиты (греч. Натёкший по капле) — хемогенные отложения в карстовых пещерах в виде образований, свешивающихся с потолка (сосульки, соломинки, гребёнки, бахромы и т. п.).

Зал первый "Абхазия"

Путешествие в удивительный, чарующий мир подземных сказок начинается с зала «Анакопия» (первоначальное название – «Абхазия»). Это не самый большой, но самый «элегантный» зал Новоафонской пещеры. Именно сюда более 50 лет назад спустились спелеологи и ученые, чтобы открыть для себя, а позднее и для всего мира, это удивительное чудо природы. Зал по форме напоминает каменный мешок. Площадь дна – 4570 кв.м. Стены зала состоят из светло-серого, местами белого известняка. За это туристы часто называют зал белым замком. Тут и там виднеются причудливые глубокие трещины, спускающиеся с самого потолка и падающие к основанию. Здесь царит просто оглушающая тишина, лишь изредка нарушаемая звуком падающей воды. Влажность в зале всегда стопроцентная. Это связано с большим количеством трещин, через которые вода с поверхности Иверской горы просачивается в подземные глубины. Температура здесь так же не меняется и составляет +14 градусов. Из романтичной полутемноты пещеры яркими зелеными пятнами выступают удивительные подземные озера, покоящиеся на глубине 36 метров, в толстых известняковых колодцах. Это озера «Анатолия» и «Голубое озеро». затапливали свои водами весь зал «Анакопия». Случалось это во время особо обильных дождей и паводков. Питаются озера как водами, стекающими через многочисленные трещины в поверхности Иверской горы, так и поступающими по неведомым подземным каналам источниками. Оба озера имеют сифонную связь как друг с другом, так и с другими озерами пещерной системы. При благоустройстве пещеры строители приняли решение прорыть здесь водоотводный канал, по которому излишки воды могли бы выходить на поверхность. Этот канал теперь выбрасывает бурные потоки ледяной подземной воды в ущелье реки Маниквара. Таким образом, этому прекрасному, величественному залу Новоафонской пещеры отныне не грозит быть снова затопленным. В 1986 г. исследователи опустились на самое дно озер и выясняли, что глубина «Голубого озера» достигает 10-12 метров, а что касается покоящегося в глубоком каменном колодце озера «Анатолия», то его глубина превышает 28 метров. Температура воды составляет 10-11 градусов. В целом, этот показатель практически не отличается и на глубине озер. Искусная подсветка делает и без того яркую поверхность воды изумрудной. Еще одной удивительной достопримечательностью зала «Анакопия» является огромный, многометровый каменный… водопад! По форме он очень напоминает человеческий череп. Откуда-то из недр, из стены пещеры выбивается огромный каменный поток, который «застывает» так и не достигнув дня пещеры. Пол зала покрыт обрушившимися с потолка огромными каменными глыбами, осколками сталактитов и гипса. Наличие в карстовой полости натечных образований и естественное обрушение пород не удивляет, но вот откуда в известняковой породе мог взяться гипс? Непонятно… Несомненно, зал «Анакопия» – один из самых красивых залов Новоафонской пещеры.

Зал второй "Спелеологов"

Зал спелеологов очень похож на предыдущий зал - те же мрачные своды, сырость. Над всей этой глиняной пропастью проложен стальной мост-эстакада. Вот это инженерное сооружение действительно поражает . Представьте себе 120-метровый мост. Правда, следует отметить, что мост достаточно сильно вибрирует а обрывистым берегом «Голубого озера» тропинка постепенно начинает спускаться вниз и выводит нас еще к залу «Спелеологов». Это самый большой зал Новоафонской пещеры. Назван он так в честь спелеологов-первооткрывателей из Института географии имени Вахушти АН ГССР и их абхазских коллег. Именно в этом зале спелеологи разбили лагерь, в котором и жили на протяжении всего исследования. Длина зала составляет 260 метров, высота достигает 50 метров, ширина – от 25 до 75 метров. Площадь дна – 10635 кв.м, а объем – 290875 кв.м. Долгое время зал «Спелеологов» считался самым крупным пещерным залом Абхазии. Но после открытия пещеры Снежная он утратил первенство. На территории зала «Спелеологов» вполне можно было разместить, скажем, три футбольных поля. Однообразие зала несколько нарушает сталагмитовое сооружение куполообразной формы, так называемая Белая гора, созданная водами источника, струйчатым потоком, падающим с высоты 25-30 м. «Гора» находится в средней части зала. Высота «горы» 5-15 м, длина окружности достигает 35-40 м. На гребневой площадке Белой горы разбросаны миниатюрные озерца глубиной 15-45 см, то заполняющиеся прозрачной водой, то совершенно. В течение года источник над Белой горой функционирует всего лишь 6-7 месяцев, а это означает, что при нынешних физико-географических условиях Белая гора, по нашим приблизительным подсчетам, растет со скоростью более чем 1 мм в год. Если бы удалось заглянуть вглубь этой сталагмитовой «горы», можно было увидеть многочисленные наслоения карбоната кальция различной толщины и окраски. В окрестностях «горы», на противоположных стенах широкого коридора, на различной высоте открываются расщелины со следами сильного выветривания и хорошо сохранившимися капельно-натечными агрегатами. За Белой горой находится самый низкорасположенный (47 м над уровнем моря) участок зала – воронкообразная котловина, целиком заполненная мощными отложениями пластичных глин». В этом же зале находится «Исчезающее озеро» – огромная глиняная каменная воронка. Дно воронки, затянуто гигантской пробкой, не позволяющей заглянуть в ее таинственные глубины. Время от времени здесь можно было наблюдать весьма интересное явление – пробка неожиданно начинала вибрировать, раскачиваться и, в конце концов, вытеснялась бурным потоком воды, поднимающейся прямо со дня пещеры, по неведомым каналам. Так на месте этого глиняного сосуда появлялось мутное, холодное, пещерное озеро. До освоения Новоафонской пещеры учеными это озеро серьезно влияло на структуру рельефа пещеры. Но сегодня подобное бедствие уже не грозит залу «Спелеологов». Излишки воды выходят из пещеры по специально прорытому искусственному водоотводному каналу. Так что уровень озера теперь не превышает уровень этого уже второго водоотводного тоннеля. Поднявшаяся из глубокой бездны вода, постояв так пару часов, снова скрывается в глубинных коридорах пещеры, а поднявшаяся при этом глина образует новую толстую и прочную пробку у горлышка воронки. В целом, две части огромного зала «Спелеологов» — зал «Белой горы» и зал «Исчезающего озера» очень отличаются и по внешнему виду. Зал «Белой горы» более нарядный, светлый и красочный. Многочисленные маленькие, еще совсем «юные» сталагмиты, обильно «растут» вокруг горы. Расположенная слева от бетонной дорожки Белая гора, словно айсберг поднимается среди гигантских серых каменных глыб, придавая залу торжественный вид. Сама Белая гора уже является «светлым пятном» в этом темном царстве, а попадающие на нее капельки воды отражают свет во всех направлениях, создавая ощущение, что вся гора светится изнутри. Многочисленные маленькие, еще совсем «юные» сталагмиты, обильно «растут» вокруг горы. Что касается зала «Исчезающего озера», то здесь из-за обилия глиняных отложений, довольно мрачновато. Дно зала сплошь усеяно извилистыми глубокими оврагами. Тут и там встречаются огромные каменные глыбы, отвалившиеся от такого же мрачного и серого потолка зала. Свет подает на огромные темно-коричневые глиняные пятна и поглощается ими, так и не успев порадовать глаз. И лишь когда исчезающее озеро поднимается из подземных глубин, все вокруг оживает и становится ярче и жизнерадостнее Зал «Нартаа» («Глиняный») Следующей остановкой экскурсионного маршрута станет зал «Нартаа», бывший зал «Звуков» (назван так из-за своей удивительной акустики). В целом, убранство зала можно назвать аскетическим. Он намного меньше первых двух залов пещеры. Здесь гораздо меньше натечно-капельных образований – сталактитов и сталагмитов. Зато в изобилии представлены отложения глины разной формы и размеров. Но не этим так интересен зал «Нартаа», а удивительной подземной жизнью. Здесь проживает интересное насекомое – жук-трехус. Подобные жуки нередко встречаются и на поверхности земли, но здесь, в пещерных глубинах, этот маленький житель претерпел существенные изменения – из-за многовекового отсутствия света в залах пещеры отпала необходимость в зрении. Теперь этот жучок слеп, но, надо заметить, весьма активен. В этом зале маленькие шустрые трехусы встречаются практически повсюду – под каждым камнем, под каждой «лепешкой» глины, в каждой трещинке пола.

Зал "Нартаа"

Следующей остановкой экскурсионного маршрута станет зал «Нартаа», бывший зал «Звуков» (назван так из-за своей удивительной акустики). В целом, убранство зала можно назвать аскетическим. Он намного меньше первых двух залов пещеры. Здесь гораздо меньше натечно-капельных образований – сталактитов и сталагмитов. Зато в изобилии представлены отложения глины разной формы и размеров. Но не этим так интересен зал «Нартаа», а удивительной подземной жизнью. Здесь проживает интересное насекомое – жук-трехус. Подобные жуки нередко встречаются и на поверхности земли, но здесь, в пещерных глубинах, этот маленький житель претерпел существенные изменения – из-за многовекового отсутствия света в залах пещеры отпала необходимость в зрении. Теперь этот жучок слеп, но, надо заметить, весьма активен. В этом зале маленькие шустрые трехусы встречаются практически повсюду – под каждым камнем, под каждой «лепешкой» глины, в каждой трещинке пола. Другие обитатели зала «Нартаа» — миллионы маленьких (не более 2 см) полупрозрачных рачков. Живут они в водах одной из двух главных достопримечательностей зала – «Безымянного озера». Это озеро – одно из трех живых, сифонных озер подземного царства. Уровень воды в нем существенно зависти как от течения подземных вод, так и от количества воды, проникающей в недра зала через щели в потолке. К сожалению, на сегодняшний день нет достоверных сведений о размерах озера и его глубине. Со специально оборудованной смотровой площадки хорошо виден целый каскад зеленых известковых отложений, располагающихся на южной стене зала. Еще одна достопримечательность зала – грот «Оленя», названный так в честь поистине уникального шедевра природной скульптуры. Очертания животного настолько реалистичны и четки, что трудно поверить, что изображения не касалась рука человека. Голова оленя слегка повернута вбок, словно его покой внезапно потревожили любопытные путешественники, и он обернулся посмотреть, что случилось. Кораллитовая галерея Зал «Нартаа» постепенно переходит к следующему интересному помещению подземного царства — кораллитовому гроту, или кораллитовой галерее. Здесь стены зала как будто сдвигаются, сжимая каменный мешок и давая возможность лучше разглядеть все особенности природной архитектуры пещеры. Вход в галерею охраняют исполинские каменные глыбы, по-видимому, оторвавшиеся от потолка во время сильного землетрясения. Это один из самых сухих залов пещеры. Здесь уровень влажности значительно ниже, несмотря на наличие озера. Но по обнаруженным на стенах зала отложениям кораллита (кораллиты – белоснежные маленькие шарики, в изобилии покрывающие поверхность стены пещеры; их скопления по форме сильно напоминают кораллы, за что и получили свое название), можно с уверенностью заявить, что когда-то давно зал был полностью затоплен. Сегодня этот каменный белоснежный ковер отражает попадающий на него свет и придает залу оттенок сказочности. Неподалеку от стены уютно расположились «большое семейство» метровых сталагмитов оранжево-желтого цвета.

Зал «Апсар» (зал «Москва»).

Зал «Апсар» (зал «Москва»). Покинув кораллитовую галерею, мы попадаем на развилку. Ступеньки туристической дорожки приведут вас прямо к вратам еще одного удивительного подземного царства – зала Апсар. Первая удивительная деталь зала – огромный кусок скалы у входа в зал, нависший прямо над тропинкой. Сейчас его со всех сторон поддерживают бетонные сваи, но, как ни парадоксально, даже до сооружения этого дополнительного укрепления, камень совершенно не собирался никуда двигаться и тем более падать. Зал «Апсар» (первоначально назывался залом «Туфовых плотин») отличается от всех предыдущих своей формой – стены зала образуют практически ровную окружность, что, в сочетании с многочисленными круглыми выходными отверстиями в потолке и стенах зала создают удивительный акустический эффект. Эти отверстия – не что иное, как результат растворения известняковых пород. Очевидно, просачивавшаяся сквозь трещины в поверхности Иверской горы вода скапливалась в недрах земли, постепенно размывая ее породу. Так со временем образовались длинные запутанные туннели из карстовых полостей, которые, в конце концов, нашли выход в огромном каменном мешке Апсара. Сейчас эти тоннели, т.н. «органные трубы» – любимое место обитания летучих мышей. Зал «Апсар» — самый высокий зал Новоафонской пещеры. Высота светлых известняковых сводов, постепенно сливающихся в своеобразный купол, достигает 70 метров. Благодаря «органным трубам» и другим отверстиям в сводах – трещинам, помещение «дышит». Воздух здесь живой, можно почувствовать дуновение ветра. Иногда, во время сильных порывов ветра на поверхности, внутри зала можно слышать приглушенный свист. Почти круглый пол зала весь усыпан осколками скал, обрушившимися, вероятно, в результате землетрясения. Кроме того, дополнительным украшением подземелья служат разноцветные сталактиты и сталагмиты, разместившиеся иной раз прямо на глыбах обвалившихся скал. В южной части зала стены как бы раздвигаются, пропуская путешественника в зал «Гиви Смыра» (зал «Сухум»).

Зал «Аюхаа» (зал «Каньон»).

Зал «Аюхаа» (зал «Каньон»). Итак, выбрав на развилке поворот налево, мы попадаем в следующий удивительный зал подземного дворца – зал «Аюхаа». По форме зал напоминает большое вытянутое ущелье. В сущности, так и есть – сотни лет назад зал представлял собой долину пещерной реки, воды которой периодически затопляли стены помещения. Протяженность зала с севера на юг достигает нескольких сот метров. Высота стен – свыше 10 метров. Потолок зала, в отличие от потолков предыдущих помещений, плоский, без естественных наростов и неровностей. Поверхность пола неоднородная, и завалена огромными камнями. В целом, зал нельзя назвать богато украшенным и нарядным. Но есть одна интересная деталь, которая выделяет зал «Аюхаа» – вдоль его стен протянулись темно-коричневые полосы – мягкие глиняные отложения. Ученые утверждают, что если просунуть в них тонкую острую палку, то она беспрепятственно войдет на всю глубины стены. Это возможно благодаря пластичности глины, которая, тем не менее, не дает известняковым породам расслоиться. По оценкам специалистов, такие полосы отделяет более молодые слои известняка от более древних. Как бы там ни было, и тем и другим уже много миллионов лет. Вдоль туристической тропинки разбросаны десятки маленьких сталагмитов оранжевого и красноватого цветов. Они напоминают огни на взлетно-посадочной полосе аэродрома и придают строгому залу праздничный вид.

«Геликтитовый» грот (салон).

«Геликтитовый» грот (салон). Если немного подняться по маленькой узенькой лестнице, то мы увидим закрытую на замок решетчатую дверь. Но это не вход в техническое помещение, как бывает в метро и другим подземных тоннелях. Это вход в самый удивительный, самый богато украшенный, но при этом самый «хрупкий» зал Новоафонской пещеры – «Гелектитовый» салон. Красота внутреннего убранства зала настолько ярка и разнообразна, что создается впечатление, что мы находимся в пещерном музее, а вокруг нас уникальные экспонаты древнейшей подземной природной архитектуры. Одна из стен салона покрыта белоснежным ковром искрящихся на свету отложений кальцита. Это своеобразный каменный водопад. Высота его — почти 20 метров. Рядом расположились удивительной красоты и самой разнообразной цветовой гаммы сталактиты – ярко-оранжевые и бледно-желтые, сочно-зеленые и насыщенно-фиолетовые, алые и слегка розоватые… Особенно эффектно они смотрятся на фоне белоснежного кальцита. Поверхность пола напоминает поверхность луны – она, словно кратерами, сплошь покрыта неглубокими маленькими углублениями, некогда заполненными водой. Миллионы лет назад здесь были маленькие озерца (гуры), питавшиеся стекавшей сквозь щели потолка водой. Но самое большое поистине уникальное сокровище этого зала – забавные по своей форме, эксцентричные и непонятные геликтиты! Словно мохнатым, пушистым пледом они покрывают потолок пещеры. Так что это такое, геликтиты? По сути, это сталагмиты. Принцип образования у них схож. Но, в отличие от сталагмитов, геликтиты растут не сверху вниз, что вполне логично, если учитывать воздействие силы тяжести. Они растут в том направлении, в каком сами «хотят», т.е. вбок, зигзагом, немного вниз, потом в сторону, затем снова вверх… Поразительно, но на эти удивительные пещерные образования, похоже, совсем не влияет земное притяжение. Пытаясь разгадать эту загадку, ученые выдвинули гипотезу о том, что, возможно, на образование геликтитов более влияют другие процессы, например, выветривание. Другие ученые посчитали, что просто структура геликтитов намного более хрупкая, нежели у сталактитов и сталагмитов. При воздействии насыщенной углекислым газом воды, они растворяются гораздо быстрее, чем другие породы. Если прибавить к этому изменение температуры и дуновение ветра, то получится, что «куда подуло, там и растворилось». Сложно сказать, насколько верна эта теория. На сегодняшний день исследователям так и не удалось найти убедительно объяснения феномену геликтитов. Но какова бы ни была история происхождения и развития этих удивительных махровых наростов, ясно одно – достаточно небольшого изменения температуры окружающей среды, чтобы маленькие красавцы исчезли. Вот почему геликтитовый салон закрыт для посещения туристами – даже при небольшом скоплении людей температура в помещении изменится и погубит всю красоту зала. Миллионы маленьких и больших геликтитов самых разных форм и расцветок – от кроваво-красных и даже красно-черных, до бледно-розовых исчезнут навсегда без возможности восстановления. Таким образом, Геликтитовый салон стал своего рода пещерным заповедником, открытым лишь для проведения исследований учеными.

Заключительный этап путешествия в новоафонскую пещеру

Немного о климате… Итак, мы совершили увлекательное путешествие по всех залам пещерного дворца Новоафонской пещеры. Мы выяснили, как и когда появилось это чудо природы, чему обязано обилию удивительных «украшений» различных форм и размеров. Что же еще можно рассказать об этом уникальном памятнике природной архитектуры? Пожалуй, стоит остановиться на климатических особенностях пещеры, которые сыграли большую роль в формировании ее убранства. Как мы уже мы уже поняли из вышесказанного, возникновению натечно-капельных образований пещеры способствовала проникающая сквозь щели и трещины Иверской горы вода. Но это не единственный фактор. Нельзя недооценивать также движение воздуха в пещере, влияющего на процесс выветривания. Об интенсивности воздухотока свидетельствует тот факт, что давление внутри пещеры (755-756 мм рт. ст.) практически не отличается от давления на поверхности (756.6-756.9 мм). А следовательно, залы пещеры хорошо вентилируются. Но как, спросите Вы, под землю может попадать воздух? И как он может двигаться? Ответ на этот вопрос представляет особый интерес: дело в том, что в пещеры с нисходящим профилем продольных профилей, т.е. тоннелей, воздух заходит «сверху» и, под воздействием разницы температур, начинает двигаться вниз, выталкивая более холодный (температура воздуха в пещере колеблется от 12.6 до 14.4 градусов по Цельсию), более «низкий» воздух. Проходя во все щели и трещины Иверской горы, воздух насыщает Навоафонскую пещеру кислородом и другими важными элементами, включая, естественно, и углекислый газ, при непосредственном участии которого и происходит распад известковых пород, и, как следствие, возникновение натечно-капельных образований. Что же касается влажности воздуха внутри пещеры, то она почти во всех залах превышает 90%, а в некоторых достигает и 100% (зал «Анакопия»). Интересный факт, согласно проведенным исследованиям, радиоактивный фон внутри Новоафонской пещеры в 100 раз превышает радиоактивность открытой приморской полосы. В карстовых полостях также повышенная ионизация воздуха. Говоря о спелеофауне пещеры, следует отметить, что помимо перечисленных выше пещерных жителей, здесь обитают различные беспозвоночные (черви, моллюски), циклопы, равноногие, нифаргусы, троглокарисы, пуакообразные, многоножки, насекомые (ногохвостки, прямокрылые, жуки). Таким образом, можно с уверенностью сказать, что пещера обитаема. Еще один интересный факт – долгое время считалось, что из-за отсутствия света растительность в пещере появиться не может, за исключением мхов и различных грибков. Но во время одной из экспедиций ученые спелеологи сделали интересное открытие: «…в Новоафонской пещере, близ Белой горы, брошенные на глинистый грунт картофель и лук в абсолютной темноте проросли. Вот только длинные побеги и ростки были бесцветными. Там же, у Белой горы, наблюдали еще одно интересное явление: свежие палки, использованные предыдущей экспедицией в качестве подпорок для палаток, начали под землей вторую жизнь. На них появились нежные бесцветные стебли, от основной ветки отошли боковые побеги и даже раскрылись крошечные листочки. Это случилось на глубине 145 метров, в кромешной тьме».